Сегодня:
     
 

Мои поездки по Средней Азии в 1976 и 1978 г. (продолжение). Самарканд, ч.1. Регистан

 Фотоальбом "Средняя Азия 1976 и 1978. Самарканд"  
     
 

Солнце, высокие порталы и голубые купола Регистана – это 1-ое, чем откликнулась память, когда я начала вспоминать Самарканд. А еще розы. Целая площадь, покрытая цветущими розами.

Регистан

Три медресе замыкают пространство. Великолепно и величественно.
Регистан – это центральная площадь, некогда и форум, и базар. Место, где оглашали волю правителя и совершали казни. Тимур выставлял здесь головы, побежденных врагов.
Его внук, Мухаммад-Тарагай, прозванный Улугбеком — Великим князем, поставил здесь свое медресе и написал на нем «…живут в нём учёные». Когда он начал это строительство в 1417 году, ему было всего 23 года. С младенчества Улугбек сопровождает деда в его походах. В 10 лет он становится правителем Ташкента, в 17 - Самарканда и начинает превращать Самарканд в интеллектуальный центр ханства. Скорее прирожденный  ученый и астроном, чем полководец и политик.
Итак, он строит свое медресе, где сам же и преподает. Напротив медресе Улугбек сооружает ханаку (странноприемный дом и место радения суфиев, который также принимал приезжих ученых и поэтов), рядом караван-сарай, и неподалеку, комфортабельные общественные бани, в те времена лучшие на Востоке.
Пролистнем два столетия.
1619 год. Самарканд утратил самостоятельность, он теперь столица княжества, входящего в Бухарское ханство. В качестве властителя здесь появляется Алчин Ялангтуш-Бахадур, назначенец бухарских ханов, известный грабительскими набегами на соседние страны, беспощадной жестокостью к побежденным, и огромными богатствами.
Место и время, когда естественно никто не озабочен «сохранением культурного наследия». А у такого главного действующего лица, как Ялангтуш, нет достойнее цели, чем возвеличить и увековечить себя и свои заслуги, поэтому мы никогда не узнаем, как выглядела бы площадь, если бы на ней сохранились все постройки, возведенные Улугбеком.
Была ли политическая и общественная необходимость в постройке нового медресе в Самарканде, история умалчивает. Послужила ли Ялангтушу эта постройка оказией для своего собственного прославления или была ее основной целью, не знаю?
Но, так или иначе, по его приказу разбирается ханака Улугбека, стоявшая напротив его медресе, и на ее месте сооружается медресе Шер-Дор («Тигров имеющее», или «Львов имеющее», или «Обитель львов»), которое не уступает в размерах и затмевает своей яркостью и новизной  потрепанное временем и стихиями медресе внука Тимура (это ли не цель?). Его стены украшают надписями, прославляющими и возвеличивающими правителя, чьей волею оно было воздвигнуто.

А через десять лет после завершения строительства Шер-Дор обнаружилось, что пришли в упадок соборные мечети. Ялангтуш приказал возвести новую на месте караван-сарая Улугбека. Его частично разобрали, частично использовали. В одном комплексе объединили и медресе, и джума-мечеть (пятничная мечеть). Новая медресе-мечеть, называемое Тилля-Кари («Покрытое золотом») было закончено в 1660 году. И вот, ансамбль Регистана готов.

Перелистнем еще два с половиной столетия.
В январе 1907 год в Среднюю Азию приехал русский фотограф Сергей Михайлович Прокудин-Горский. Он посетил Самарканд и Бухару и сделал множество цветных снимков, запечатлев и людей, и достопримечательные места, в том числе и Регистан. И теперь, мы имеем представление, как они выглядели накануне революции и гражданской войны.
На его снимки Самарканда можно посмотреть по ссылке: http://www.loc.gov/pictures/search/?q=samarkand&co=prok&st=gallery 

Прокудин-Горский запечатлел, ведь, не только Среднюю Азию. Благодаря ему, мы знаем, как выглядела Российская империя в начале 20-го века, накануне потрясений, при чем выглядела в цвете. Очень интересно рассматривать его снимки, внимательно и детально изучать лица, костюмы, здания, мосты, церкви. Его фотографии оцифрованы и размещены на сайте Библиотеки Конгресса США.
Собственно американцы спасли эту коллекцию.
Если кто-то еще случайно не знаком с ней очень рекомендую. http://www.loc.gov/pictures/search/?q=Prokudin-Gorski%C4%AD&st=gallery&co=prok  
А к чему это я? А к тому, что если бы я увидела Регистан в том виде, в каком застал его Прокудин-Горский, то он произвел бы на меня совсем другое впечатление. Обшарпанный, обветшавший, с покосившимися, и местами и развалившимися минаретами, облепленный  глинобитными лачугами – весьма жалкое зрелище.
Наши советские реставраторы очень многое сделали для его возрождения.
Когда я увидела Регистан в 1976 году, все сооружения на площади были уже восстановлены, сама площадь расчищена, шла реставрация облицовки. А два года спустя, в 1978 году – уже и облицовка во многом была восстановлена. Там же, где плитка была полностью утрачена, оставляли белые пятна. У реставраторов существовали проблемы с раствором, которым клеилась плитка. Вновь установленная плитка быстро осыпалась. Возможно, в последующие годы они с этим справились?
К 1978 году полнее всего была облицовано Тилля-Кари. На экскурсию нас в него не водили, но когда мы гуляли по Регистану в свободное время, то обнаружили в стене приоткрытую дверцу, в которую потихоньку и просочились. Во дворе было пусто, тихо и очень красиво. Мы долго бродили по нему, любуясь прекрасными узорами. В подборке моих фотографий есть несколько, сделанных именно там, во внутреннем дворе. Жаль, что не довелось осмотреть интерьер мечети. Но я и не знаю, возможно ли это тогда было?

Все ощущения от посещения Регистана надолго отпечатались у меня в памяти, но это были, только эстетические впечатления от встречи с другой национальной культурой. Я тогда глубоко не задумывалась о ее мусульманской сути. Конечно же, я понимала, что это культовые здания, что при их строительстве соблюдались каноны ислама, но все равно, относилась к тому, что видела, как к элементам национальной культуры. Тогда мне казалось, что религия ушла в прошлое, что это уже факт далекой истории.

Мои снимки 1976 года:

Регистан. Слева медресе Улугбека, прямо Тилля-Кари. На куполе мечети реставрационные леса.




Медресе Улугбека.







Слева Тилля-Кари, справа Шер-Дор.




Медресе Шер-Дор (вид с боку).




У меня за спиной другой боковой фасад Шер-Дор, справа стена Тилля-Кари.








До сих пор теряюсь в догадках - "экскурсанты" это или паломники?



Мои снимки 1978 года:

Медресе Улугбека. 
Облицовка на тимпане уже восстановлена. Кого привезли на черной роскошной по тем временам машине, не знаю. Она попала в кадр случайно.






Фрагмент облицовки стены в медресе Улугбека.
В его верхней части старая плитка, в нижней новая.






Медресе Шер-Дор.






Здесь покрупнее, чтобы можно было рассмотреть "тигров" и то, что над входом свастика.






Медресе-мечеть Тилля-Кари.




Во внутреннем дворе Тилля-Кари.








Отреставрированный купол мечети  Тилля-Кари.




Наружная стена Тилля-Кари, вдали купол мечети, слева видна усыпальница Шейбанидов.



Татьяна Шеломова. 2 ноября 2011 года.

 
   
 
     
 
 
 
 
  © 2004 -  . ПЕРСОНАЛЬНЫЙ САЙТ ТАТЬЯНЫ ШЕЛОМОВОЙ
 
 
 
 
   
 
home e-mail