Сегодня:
     
 

Записки о родных: МАМИНА РОДИНА

   
     
 

Моя мама родилась в Иванцево. Была такая деревушка на самом краю Рдейских болот у истоков речки Поруси в Поддорском районе Новгородской области.
Вместе с деревнями Вичевицы, Ельно, Борисоглеб, Заполье она упоминается в Новгородских писцовых книгах за 1498 год. Я нашла ее в списках селений Офремовского погоста Шелонской пятины Великого Новгорода. Это значит, что более пяти веков назад она УЖЕ стояла среди Рдейских болот.
Рядом с местом, где находилась деревня, пролегает целая сеть ручьев, которые – то пересыхая, то наполняясь водой из болотных мхов, соединяются в небольшой поток, называемый речкой Порусь. Порусь сливается с другим небольшим ручьем, вытекающим из болот, окружающих Русское озере, и вместе они образуют Порусью, несущую свою мягкую коричневую воду к старинному русскому городу Старой Руссе. Там, в черте города, она впадает в приток Ловати реку Полисть.
Старая Русса – это столица нашей болотной стороны. Здесь, в Старой Руссе, Фёдор Михайлович Достоевский написал «Братьев Карамазовых», и на берегу Порусьи находится его дом-музей.

Рдейские болота в 1994 году объявлены Рдейским заповедником. Эти трудно проходимые топи являются уникальной болотной системой, и их территория отнесена к болотам международного значения. Являясь накопителем чистой пресной воды, они определяют водный режим юго-запада Новгородской области, и питают реки Полисть, Редья, Порусья, Ловать и ещё многие речки и ручьи, которые, впадая друг в друга, в конечном счёте, несут свои воды в Ильмень-озеро.

Посмотреть на Яндекс.Картах составленную мною карту «Наша родина» с деревнями, упоминаемыми в записках>>

Рдейская пустынь

В полутора или двух десятках километров от Иванцева на Рдейском озере находился Рдейский монастырь. Отшельники поселились на Рдейском озере во второй половине XVII века и основали уединенную пустынь. Она упоминается в летописи под 1666 годом.
Местное предание говорит, что «остров Рдейский благословил лично святым крестом Апостол Андрей Первозванный в то время, когда он проходил из Киева в Новгород и далее по реке Волхову чрез Ладожское озеро, на Валаам.» (М. И. Полянский «Иллюстрированный историко-статистический очерк города Старой Руссы и Старорусского уезда»)
Поначалу Рдейская пустынь была мужской и называлась обителью Преображения Господня. Строения там были только деревянные. Когда две деревянные церкви, одна из которых была освящена во имя Преображения Господня, а вторая во имя соловецких старцев Зосимы и Савватия, сгорели в 1700 году, тут же на их месте заложили новую, уже каменную, церковь Успения Богоматери. Она была освящена в 1710 году.
В монастыре находились Чудотворная икона Успения Пресвятой Богородицы и Чудотворная икона Зосимы и Савватия Соловецких, а также православные реликвии: часть древа животворящего Креста Господня, часть ризы Пресвятой Богородицы, часть камня от гроба Господня и части мощей угодников Божиих.
В 1764 году во времена секуляризации монастырь упразднили, и восстановили только в 1893, уже как женский монастырь. Наименовался он Успенская Рдейская общежительная пустынь.
В 1897 году старую церковь разобрали и на её месте в 1902 году на деньги купца Александра Николаевича Мамонтова построили новую по проекту академика Каминского.
Церковь была с колокольней, резным иконостасом из белого мрамора, коваными ажурными решетками и паровым отоплением.
В тихую погоду из монастыря по всей округе разносился колокольный звон. После революции монастырь продолжал существовать, но жил небогато. Монашки ходили по деревням и подрабатывали рукодельем. Я знаю, что моя бабушка давала им вышивать ручники, оплачивая работу провизией. Вышитые монашками ручники шли на приданое дочерям. Буква «ч» в слове «ручники» не ошибка. Именно так в маминой местности назывались полотенца.
В 1932 году монастырь закрыли.
Во время войны здесь была зона действия партизанского края, и немцы нанесли по монастырю удар. Была разрушена колокольня, пострадал собор.
Дорогу к монастырю поглотило болото, и теперь эти места посещают только любители экстремального туризма и парапланеристы. Некоторые добираются сюда зимой на лыжах, впрочем, не только зимой, а и летом. В Интернете опубликовано множество отчетов о таких походах.
Парапланеристы начали проводить ежегодные полеты к монастырю, или как они это называют «Ежегодная парамоторная экологическая экспедиция к Рдейскому монастырю». К экологии такие мероприятия не имеют никакого отношения, скорее наоборот, ей вредят. Однако, как рекламные акции, они привлекают внимание к разрушеной обители и, возможно, способствуют ее восстановлению.
И в этом направлении уже есть шаги. Разрушенную кровлю Успенского собора затянули пленкой.Рядом с ним построили небольшую деревянную церквушку, которая была освящена 6 марта 2010 года.

В меня эти движения вселяют робкий оптимизм и надежду, что все еще, может быть, будет хорошо, и наш край оживет, очнется, и в него вернутся люди.

Приложения и ссылки к рассказу о Рдейской пустыни:

Поселянщина

От моей крёстной тети Шуры, маминой сестры, я слышала, что жителей нашей местности называли поселенцами.
В заметках литератора Марка Кострова о Рдейском крае, к которому относится и наше Иванцево, я прочитала, что Поселянщиной некогда называлась местность, расположенная между Поддорьем и озером Полисто. Он считал, что название это пошло от военных поселений, которые насаждал граф Аракчеев в 20-30-е годы XIX века по окраине Полистовского болота. Однако, ни рассказов, ни преданий об этом в нашей семье не сохранилось.

Порусь, Порусья, Руса

Рассматривая карту Южного Приильменья, можно увидеть, что названия селений, рек и озер с корнем рус встречаются здесь часто. Реки Порусь, Порусья, озеро Русское, город Старая Русса (Руса). Все эти названия дошли до нас из глубокой старины.
Многие годы историки и исследователи считали, что название нашего древнерусского государства «Русь» пошло от Старой Руссы, которую летописи называли Русой, народ называет её так и поныне. Некоторые историки называли Южное Приильменье «старожитной ильменской страной» и считали его колыбелью русского народа.
Летописное упоминание о Русе относится к 1167 г. Однако археологическими исследованиями доказывается, что она процветала уже в середине XI в. Культурный слой в Старой Руссе местами достигает глубины в 7 метров. Руса является одним из семи городов, где при раскопках были найдены берестяные грамоты. По количеству найденных грамот она уступает только Новгороду.
Имеет ли отношение название города Руса к наименованию нашего древнего государства? Не являемся ли мы, все, крестниками Русы? Не потому ли мы русские? Как глубоко по шкале времен уходят истоки? Не будет преувеличением, если скажу, что ответы искали веками. Не думаю, что мы когда-нибудь все это разгадаем.
Но даже если сузить границу исследовательского интереса до маленькой территории, называемой Южным Приильменьем, то вопросов и сомнений наберется очень много.
Некоторые исследователи говорят, что первыми в эти места пришли финно-угорские народы, и именно они дали названия рекам и озерам, которые впоследствии были усвоены и адаптированы славянами. Другие утверждают, что нет никаких абсолютных доказательств, что первыми поселенцами у Ильменя были только пращуры финно-угров, что селились здесь и далекие предки германцев, балтов, а также словено-русов. Такая вот разноголосица.
Что же значило это слово «русь» не в широком государственном смысле, а только для тех, кто первым произнес его здесь, на нашей болотной земле? Некоторые считают, что слово было балтийского происхождения и значило – «медленная спокойная вода», другие полагают, что – «красная вода». Может быть... Спокойной и красноватой от болотного железа воды – в тех местах очень, очень много.
Для себя я знаю, безусловным внутренним знанием, что земля, луга и болота, – словом, сторона, где родились и многие века жили мои предки, где был их дом, их Родина, они называли Русью. Они пили воду из Поруси. Они крестились и омывались ее прозрачной коричнево-красной водой. Я произношу медленно и протяжно П-О-Р-У-С-Ь, П-О-Р-У-С-Ь-Я. Вода, которая проходит ПО РУСИ. Мне достаточно моего внутреннего знания. Никто не убедит меня, что не здесь истоки Руси. Моя Русь пошла отсюда.

Иванцево

В 20-30-е годы XX века в Иванцеве было около двух десятков дворов. Земли под строительство было очень мало, и дома стояли плотно друг к другу в одну улицу, протянувшуюся с севера на юг..
В деревне была деревянная часовня, освященная во имя иконы Казанской Божьей Матери. Часовня стояла через дорогу, напротив дедова дома, вплотную примыкая к нашему семейному саду.
Престольным деревенским праздником был праздник иконы Казанской Божьей Матери, отмечавшийся 21 июля.
И у нас в семье установилось особое почитание этой иконы.
В «Казанскую» в деревню собирались гости со всей округи.
Деревня была многолюдной, семьи большими.
Несколько домов принадлежало дедовым братьям: Павлу, Ивану, Алексею и его сестре Марине. У всех, кроме Ивана, было много детей. Чуть ли ни треть деревни приходилась друг другу роднёй. Так что, где-то по белу свету рассеяно сейчас много-много моих родственников. Но мы не знаем друг друга и никогда не слышали друг о друге.

Дедов дом

Дедов дом стоял слева от дороги в самом начале деревни. Он был построен на месте старого, который обветшал и был уже мал для большой семьи. Его собрали за один день летом 1920 года, за несколько месяцев до рождения моей мамы. Она родилась зимой, 8 декабря. Так что, можно сказать, что они с домом ровесники.
Дома обычно собирали всей деревней. Называлась такая совместная работа толокой (произносится с ударением на последнем слоге). Мужики, собравшиеся со всей деревни на толоку, работали, а женская половина семьи, их кормила. Конечно, прежде, чем собрать толоку, нужна была предварительная работа. Но из заготовленных материалов дом собирали за день.
Новый Дедов дом, пятистенок из отёсанных изнутри брёвен, состоял из двух жилых половин, сеней и двора.
В 1-ой половине была русская печь, которая располагалась справа от входа, 2-ая половина отапливалась печкой, которую называли стояком.
В доме было семь окон. Четыре на улицу и три боковых.
Крыша, кажется, была трехскатной.
Ко времени постройки дома моя прабабка Анастасия умерла. И в новом доме жили мамин дед Фёдор, её отец Яков Фёдорович, мать Федосья Пантелеевна и их дети.
Кроме дома, у семьи было ещё два амбара для хранения зерна, пуня для сена, гумно для обмолота зерна, рига, где сушили снопы, ветряная мельница и, конечно, – банька.
В Иванцеве, в дедовом доме, я побывала с мамой в июле 1965 года.
В то лето мы гостили в Гринёве у моей двоюродной сестры Кати.
До Иванцева добирались сначала на автобусе, который ходил из Поддорья до Нивок, а уж оттуда до Иванцева пешком 15 км. Мы шли очень долго, почти весь день. А день выдался жаркий. Мы очень устали. Когда совсем выбились из сил, то сели на берег ручья и опустили ноги в темную прохладную воду. Сидели, пока не пришли в себя.
В доме жила Анна Степановна, вдова маминого брата Ивана, погибшего в Отечественную войну. Я звала её тетя Нюша. Крепкая смуглая женщина, очень гостеприимная и добрая. Мама говорила, что она родом из Заполья.
Жителей в деревне было немного.
Мне было скучно. Ходить некуда. Вокруг сырые луга и болота, на которых осенью собирали клюкву, а летом – гоноболь.
Речка Порусь, протекавшая за деревней, была узкой и скорее похожей на канаву, но с чистой мягкой коричневой водой. На ней стояли бани, уже и не помню сколько.
Сад зарос, яблони были старые, с мелкими ещё зелеными яблоками, сорта чулановка, распространённого в тех местах. Слово «чулановка» мама произносила с особой теплотой.
Запал в душу старый тощий кот Васька с умным «лицом» и серьёзным характером. По-моему, он понимал, о чем мы вели речи, считал себя хозяином в доме и веско вставлял своё «мяу». Была ещё корова красивая и бодучая.
Сначала я хотела ночевать в той половине, где не было русской печки. Стояк давно разобрали, и помещение стало летним, не отапливаемым. Там было хорошо, пахло старым деревом, и мне это нравилось. В этой половине дома до войны стоял верстак деда Якова, он шил не нём обувь для всей округи, а во время оккупации её занимали немцы. Но потом из-за сырости мне устроили лежанку вместе со всеми, в той половине, где была печь.
Тетя Нюша очень боялась гроз. У неё даже были собраны мешки на случай попадания молнии. Я знаю об этом, потому что в нашу бытность там случилась гроза, и тетя Нюша очень переживала. «Танюш, одень полушубочек!», - просила она. А мы с мамой только смеялись. Городские жители не напуганы природой и далеки от нее. Только оставшись с ней один на один, они понимают, как беззащитны и уязвимы.
Тётя Нюша уехала из Иванцева незадолго до смерти, только тогда, когда заболела. Перед отъездом она закончила ремонт крыши, ведь умирать она не собиралась.
Может быть, благодаря этому, Дедов дом, ещё до сих пор стоит там, в этой оставленной всеми, вымершей деревне. Иногда, когда мне плохо, я думаю о нём, мне хочется снова увидеть его, навестить эти заросшие травой и кустарником места, вдохнуть их аромат, услышать их тишину, плеснуть в лицо мягкой коричневой водой Поруси.

Литература:

  1. А.М. Андрияшев. Материалы по исторической географии Новгородской земли. Шелонская пятина по писцовым книгам 1498-1576 гг. Списки селений. Издание Императорского общества истории и древностей Российских при Московском университете. Москва, 1914 год. http://forum.relicvia.ru/index.php?showtopic=980
  2. Виртуальный читальный зал интернет-альманаха «Соборная сторона» http://russa.narod.ru/books/

 

Татьяна Шеломова, 26 марта 2010 года.

 
   
 
     
 
 
 
 
  © 2004 -  . ПЕРСОНАЛЬНЫЙ САЙТ ТАТЬЯНЫ ШЕЛОМОВОЙ
 
 
 
 
   
 
home e-mail