Сегодня:
     
 

Великий Новгород. Церковь Спаса Преображения на Ильине

 
     
  "В лето 6882 (1374) поставиша церковь каменну святого Спаса на Ильине улице."(Первая Новгородская летопись)

Альбом: Церковь Спаса на Ильине в Великом Новгороде
Каменная церковь Спаса Преображения, возведенная жителями Ильиной улицы, главной улицы Словенского конца, одна из красивейших новгородских церквей. Аккуратная, соразмерная, в меру нарядная и удачно поставленная на небольшом возвышении она считается лучшим произведением эпохи расцвета новгородского искусства.
Она поставлена на том самом месте, где раньше была деревянная церковь, в которой находилась святыня Великого Новгорода икона "Богоматерь Знамение", благодаря заступничеству которой, согласно преданию, новгородцами была одержана победа над суздальцами в 1170 году.













"В лето 6886 (1378) подписана бысть церковь Господа Бога и Спаса нашего Иисуса Христа во имя боголепного Преображения повелением благородного и боголюбивого боярина Василия Даниловича и со уличаны Ильины улицы. А подписал мастер Греченин Феофан при великом княжении Дмитрия Ивановича и при архиепископе Алексее новгородском и псковском." (Третья Новгородская летопись)

Василий Данилович, упоминаемый в этой летописной записи, происходит из рода бояр Машковых, игравших значительную политическую роль в Новгородской боярской республике. Его отец и братья были посадниками Словенского конца.
Роспись храма, выполненная Феофаном Греком по его заказу, сохранилась только фрагментарно, но эти фрагменты единственное, что достоверно принадлежит кисти великого мастера. Все остальное, что приписывают его руке, не имеет точного документального подтверждения.

Предлагаю взглянуть на фрагменты росписи храма, а потом подняться в Троицкий придел.







































Если подняться на хоры в Троицкий придел, который представляет собой небольшую молельную камеру, предназначенную для индивидуальной молитвы, можно увидеть наиболее полно сохранившуюся роспись.







На восточной стене Троицкой камеры Феофан Грек изобразил Св. Троицу, а по другим ее стенам столпников и пустынников, которые в молитве предстоят Святой Троице.
Столпничество - это особый род сурового подвижничества, состоявшего в том, что подвижник обрекал себя на длительное, иногда в несколько десятилетий, изолированное пребывание в любое время дня и ночи на открытой площадке, сооруженной на столбе. Иногда это была башня. К этим аскетам стекались паломники за советом, исцелением, благословением. Рядом с некоторыми возникали монастыри.
Настенная живопись в Троицком приделе выполнена в сдержанной цветовой гамме. Вряд ли ее можно назвать декоративной, она скорее аскетична. Красота и яркость настенных образов по мысли мастера Феофана не должна отвлекать от напряженной сосредоточенной молитвы.
В этих фресках мне интересна не идейная сторона, о которой я читала и которую прилежно, но безуспешно пыталась понять.
В Феофановой живописи меня впечатляет стиль, размах, совершенство и изысканность рисунка, статическая динамика (кажется, это называтся внутренняя напряженность), духовная бесплотность образов. Однако среди них мне неуютно. Суровые призраки. Пожалуй, слишком требовательные к человеческому несовершенству. А мне нужна теплота и защита.



















"... Когда я жил в Москве, там был преславный мудрец, зело философ хитр, Феофан гречин, книги изограф нарочитый и живописец изящный во иконописцах, который расписал много разных каменных церквей - более сорока: несколько в Константине граде и в Халкидоне (др. греческий город, ныне район Стамбула), а также и в Галате, и в Кафе (Феодосия), и в Великом Новгороде, и в Нижнем. На Москве три церкви им расписаны: Благовещения Святыя Богородицы, Св. Михаила и еще одна... незнаемою подписью и страннолепно подписаны ...
... Когда же все это он рисовал или писал, никто и нигде не видел его взирающим на образцы, как это делают отдельные наши иконописцы, которые во всем сомневаясь, постоянно ими пользуются, глядя туда и сюда - не столько работая красками, сколько принуждая себя смотреть на образец. Он же, казалось, писал сам по себе и беспрестанно передвигался, беседуя с приходящими, а умом обдумывал все нездешнее и духовное, чувственными же очами разумную видел доброту.
Сей дивный знаменитый человек имел к моей худости любовь, так же и я, ничтожный, к нему. И, возымев дерзновение, часто приходил к нему на беседу ибо любил с ним беседовать..." (из письма Епифания Премудрого игумену Кириллу Тверскому о Феофане Греке. Около 1415 г.)


Литература:

Татьяна Шеломова. 1 сентября 2015 года.

 
   
 
 
 
 
 
  © 2004 -  . ПЕРСОНАЛЬНЫЙ САЙТ ТАТЬЯНЫ ШЕЛОМОВОЙ
 
 
 
 
   
 
home e-mail