Сегодня:
     
 

Порвоо (1 ч.)

 Фотоальбом "Порвоо. Июнь 2012"  
     
 

Обычно Порвоо посещают проездом, на несколько часов, но мне захотелось побродить среди деревянных домишек по мощеным булыжником улочкам без спешки. Я провела там два дня. И мне показалось мало. Хотелось бы больше.
Поезда туда теперь не ходят, не считая антикварной железной дороги.
Из Питера  автобус идет 7 часов, это включая остановки в городах и паспортно-таможенный контроль на границе. А всего чистой езды было бы, наверное, часа четыре.
Отель «Sparre», который я выбрала, оказался очень небольшим. Он занимает последний верхний этаж трехэтажного здания, на углу Маннергеминкату и Пииспанкату. Окна номера выходили на Маннергейминкату. Немного шумно, зато в окно заглядывали липы. В конце июня они еще не цвели, но уже образовали шарики-бутоны.
Постояльцев было мало, и в уютном ресторанчике я завтракала в одиночестве. 



На другой стороне улицы Маннергейма начинается Старый город, ради которого сюда и приезжают.




Что значит название Порвоо?
Процитирую местный путеводитель, который мне выдали в гостинице.
«Название Порвоо происходит от шведского Borgå, обозначающего крепость на холме с протекающей под крепостью рекой. Так как шведское слов «borg» означает крепость, а «å» означает реку, город получил название Borgå и в качестве финно-язычной версии – Порвоо.» Кажется, авторы имели ввиду, что «Порвоо» сложное слово, но не уточнили, где же в нем проходит граница между «крепостью» и «рекой», видимо решив, что это ясно само собой.

Старый город с историческими постройками расположился на горе, на левом берегу речки Порвоонйоки.

Панорама 1400×616 пикс. – 562 КБ




Правый берег, напротив Старого города тоже высокий. Он порос лесом, с него открываётся прекрасный вид и на старый и на новый город. На одном из валунов, занесенных сюда ледником, устроена смотровая площадка. На склонах зреет земляника. Подальше находится местное кладбище.





















Старый город очень небольшой, невероятно ухоженный. При такой посещаемости – ни соринки. Можно подумать, что по улицам прошлись с пылесосом.
Хотя я и читала, что это живой город, но сомневалась и ожидала увидеть городок-аттракцион для туристов. Но нет, оказалось, что он не бутафорский, а действительно живой, там по улицам ездят автомобили, там не только магазинчики, кафе и рестораны, но и жилые дома. Удивительно! В этих небольших старых домиках живут.
Они маленькие, иногда просто крохотные, простенькие, выкрашенные краской всегда приятного оттенка. Никаких сложностей и «архитектурных» чудес, минимум декора, да и то кое-где. Все просто, аскетично, но чистенько и аккуратно. Если задержаться, остановиться рядом с таким домишкой, то можно почувствовать, как от него пахнет старым деревом, ну точь-в-точь, как когда-то пахло в старой деревенской избе моей тетушки. И что-то внутри сразу откликается и теплеет.













Старая ратуша.




Пожарная часть.


Трогательная любовь к своему миру и забота о нем открывается в деталях. Ворота, калитки, окна украшены цветами в кашпо, корзинках, ящиках. В одних домишках в окошки выглядывают зайчики, ангелочки и всякие милые наивные и уютные штучки, в других – прелестные занавесочки скрывают домашний мир от любопытных глаз туристов. В некоторых домах сохраняются старинные ворота, старые дверные ручки.
В каждом дворе небольшой садик. Смотришь и думаешь, вот если бы вдруг пригласили войти, то снять обувь захотелось бы не на пороге дома, а здесь, у ворот. Уютный домашний мир начинается прямо в саду. Справедливости ради надо сказать, что отнюдь не все домики так уж ухожены и свежепокрашены. Встречаются и с облупившейся краской, требующие ремонта. Но несмотря на это, а может быть, именно благодаря этому ощущаешь, что здесь течет жизнь. И испытываешь к этому городку и его жителям теплоту и благодарность.





















Я поднялась по «чертовой лестнице» в кварталы, не затронутые пожаром 1760 года. Жители говорят, что скальные ступени этой лестницы соорудил черт. Им виднее. Трудно представить, как они карабкаются по ним зимой и весной в гололедицу?















Собственно и на машинах ездить по узким улочкам, вымощенным булыжником, особенно тем, что круто спускаются к реке, довольно трудно. Я с интересом и сочувствием наблюдала, как дама маневрировала на пыжике на узком крутом перекрестке.





Побродив по улочкам, я присела на скамеечку в тени громадного каштана передохнуть и сменить флешку в фотоаппарате. Каштану, наверное, столько же лет сколько домам, его окружающим.





А вот и собор, простой и основательный, тот же финский дом, только каменный. Он также прост и функционален. Декор очень скромный. Крыша двухскатная, крытая лемехом. А впрочем, не знаю, можно ли к деревянным пластинкам, которыми покрыта крыша собора, применить этот русский термин. Мне кажется, обе технологии русская и финская должны быть схожи.
Собор освящен во имя Пресвятой Девы Марии. Он возведен в середине XV века. Его многократно разрушали и грабили. В последний акт вандализма был совершен в 2006 году. Какие-то местные придурки подожгли крышу. Два года спустя после поджога собор восстановили и заново освятили.
Собор место не только культовое, но и историческое. В 1809 году под его сводами происходило открытие и закрытие сессии государственного сейма, на котором император Александр I объявил о даровании Финляндии статуса княжества. В знак памяти и признательности императору установили памятник.























И наконец, старые амбары, которыми финны так гордятся. Они поддерживаются в хорошем состоянии и используются. В одном ресторан, в другом музей, в каких-то, похоже, жилые дома.











(Продолжение...)

Порвоо. Июнь 2012

Татьяна Шеломова. 6 июля 2012 года.

 
   
 
 
 
 
 
  © 2004 -  . ПЕРСОНАЛЬНЫЙ САЙТ ТАТЬЯНЫ ШЕЛОМОВОЙ
 
 
 
 
   
 
home e-mail