Сегодня:
     
 

Мои поездки : Старая Русса. Набережные Перерытицы

 Фотоальбом "Старая Русса"  
     
 

Когда мы вышли из дома Достоевского, дождь начал утихать, и мы, наконец, смогли осмотреться и спокойно пройтись по набережной Перерытицы. Сейчас она носит имя  Достоевского, а в послевоенные годы называлась набережной 26-и Бакинских комиссаров. Другой берег, левый, называется набережной Глебова, в честь комиссара 4-й Старорусской партизанской бригады, погибшего в 1943 году. Замечу мимоходом: Старая Русса - заповедная зона советских топонимов. Здесь за них держатся стойко.



Набережная Достоевского вымощена солидными булыжниками. Вдоль берега живописно растут громадные старые ивы.
После дождя, как будто все затихло, полный штиль. Спокойная водная гладь. Тишина. Только капли шуршат, скатываясь по листьям.
Тогда я подумала: если я захочу вернуться в Руссу, то благодаря этому месту. Именно сюда мне захочется снова. Так здесь хорошо и спокойно. И ведь, так и случилось. Мы действительно вернулись. Вернулись спустя два с половиной месяца, в сентябре, и нашли здесь тот же покой, тишину и умиротворение.
А еще мы вернулись, потому что хотелось, увидеть то, что не получилось увидеть летом из-за дождя. Собственно, сентябрьское возвращение было продолжением, июньского знакомства со Старой Руссой, поэтому я и добавляю в свой рассказ к своим летним впечатлениям осенние.  Не хочу их разделять, пусть идут вперемешку.

Кстати, вот одна из осенних фотографий, которая напоминает мне о сентябрьской встрече у Дома Достоевского с двумя очень милыми старорусским девочками.


Перерытицу называют рекой. На самом деле – это искусственно созданное, дополнительное спрямленное русло Порусьи. Документальных источников и достоверных сведений о времени, когда оно было прорыто, и кто приказал сделать, не осталось. Есть только версии, одна из них ссылается на скандинавского короля Премона, другая - на Ивана Грозного.
Дело в том, что перед впадением в Полисть природое русло Порусьи, называемое теперь рушанами Малашкой, делает трехкилометровую петлю, «кривое колено», по которому было неудобно сплавлять лес и грузы и которое по весне было причиной ледяных заторов и весенних наводнений. Создание Перерытицы решало проблемы, но, видимо, только отчасти, потому что Русса все равно продолжала время от времени затапливаться.
Бедная обмелевшая Малашка постепенно стала зарастать. Сейчас она частично засыпана и убрана в трубы.

Вот она Перерытица.






















Мы прошли по набережной до небольшого красивого особнячка, в котором сейчас находится Научно-культурный центр дома-музея Ф.М. Достоевского. В музее сказали, что в книжном киоске Центра есть книга Полянского о Старой Руссе.
Когда мы подошли к Центру, то на пороге столкнулись с девушкой. Спросили ее, сюда ли попали. Оказалось, сюда, и она из того самого киоска. Явно, решила уйти пораньше. Воскресенье, посетителей нет...  А тут мы. Представьте, безропотно вернулась. Никакого раздражения, спокойная искренняя доброжелательность.
Здание, где находится научно-культурный центр, это местная достопримечательность, памятник архитектуры. Оно построено предположительно по проекту Стасова в 30-е годы 19 столетия. Когда-то его называли домом Фаворского, затем домом Беклемишевского.  Оно построено в годы активизации городского строительства и благоустройства в Старой Руссе. Тогда, после бунта поселян в 1831 году военное начальство занялось благоустройством города. Бульвары, мостовые, керосиновые фонари.
С 80-х годов 19 века до 1917 года дом принадлежал купцу Николаю Терентьевичу Беклемишевскому и его наследникам. В 1917-ом наследники продали его крестьянину Лебедеву. После революции в нем была биржа труда, что-то еще. А после войны - поликлиника, детский сад, ясли. И вот сейчас его занимает Научно-культурный центр дома-музея Достоевского. Попадаются сообщения, что здесь собираются создать музей романа «Братья Карамазовы». Любопытно, хватит ли у них ресурсов?

Дом Беклемишевского.




На набережной Достоевского есть еще два дома, построенных в конце 19 – начале 20 века.
Один из них находится рядом с домом Достоевского, это дом Гайдебуровых. Простой белый кирпичный дом. Никаких архитектурных изысков. Дом, выглядит запущенным и на нем нет памятной доски. Между тем, семья Гайдебуровых была в свое время довольно известна и оставила след в русской культуре. Павел Александрович Гайдебуров был известным русским общественным деятелем, журналистом, литератором. Он сотрудничал с различными либерально-демократическими изданияим. В те, года, когда его соседом по Старой Руссе был Достоевский, он имел свою газету «Неделя», исповедовал взгляды либерального народничества. Каковы были их отношения с Достоевским, не знаю, но как соседи они не могли не общаться. Один из сыновей Павла Александровича был продолжателем его дела, другой, Павел Павлович Гайдебуров, стал известным актером, режиссером.

Дом Гайдебуровых. Этот и следующий снимок сделаны в сентябрьскую поездку.


Купол церкви Мины, находящейся по соседству.


Другой дом стоит на углу начинающегося от набережной Школьного переулка. Несмотря на его бедственное состояние, видно, что он знал лучшие времена. Через двор проглядывает купол Георгиевского собора, прихожанами которого была семья Достоевских.
В этом доме прошло детство Теодора Иосифовича Певзнера (1904-1942). Для меня это новое имя, но возможно, кто-то его знает? Он был литографом и иллюстратором детских книг. Писал он и пейзажи, и портреты. Погиб в Ленинграде в блокаду. Во время блокады погибла и бОльшая часть его работ. На доме нет таблички с его именем, зато висит мемориальная табличка, которая сообщает нам, что в этом доме родился писатель Владислав Михайлович Глинка.

Дом на углу Школьного переулка и набережной Достоевского.




Во дворе дома.


Эта табличка - либо недоразумение, либо попытка отметить, хотя бы таким образом, замечательного человека, которым Старая Русса может гордиться.
На самом деле дом, где родился Владислав Михайлович Глинка, был полностью разрушен во время Великой Отечественной войны. Он упоминает об этом в одном из своих писем к Даниилу Гранину, рассказывая, как будучи заведующим музеем Института русской литературы (Пушкинского дома), выезжал в конце мая 1944 года в командировку в Старую Руссу, спустя несколько месяцев после ее освобождения. Цель командировки - узнать, сохранился ли, и если да, то в каком состоянии Дом Достоевского.
Дом своего отца, который стоял на углу набережной и Улицы Просвещения (бывшей Ханжовской), он нашел совершенно разрушенным, от него остался только фундамент.
А в каком состоянии застал Глинка Дом Достоевского, видно на снимке внизу. В "Книге Памяти" Старой Руссы я увидела этот снимок, сделанный в первые месяцы после освобождения города.
Говорят, что во многом благодаря хлопотам Владислава Михайловича Глинки  Дом Достоевского не был разобран, а был сохранен и восстановлен.



Владислав Михайлович Глинка, историк, писатель, музейный работник, много лет он был главным хранителем Отдела истории русской культуры Эрмитажа. По словам старшего Пиотровского Глинка «один из лучших знатоков жизни и быта России XIX века, ... на старых черно-белых фотографиях он легко распознает цвета, в съемочной группе «Войны и мира» (Глинка консультировал съемки) утверждали, что он знает на память скрип рессор и колес всех типов старых экипажей».
В 2003 году, к 100-летию со дня его рождения, вышла книга "Хранитель". Ее составил его племянник. Это сборник писем, статей, мемуаров самого Глинки и рассказов о нем. Там интересно буквально все и с любой страницы.
Много лет назад мне попала в руки замечательная книга, написанная Глинкой совместно с Андреем Валентиновичем Помарнацким «Военная галерея Зимнего дворца». Мне ее дали ненадолго, и как жаль мне было с ней расставаться, когда прочитала. Сейчас ее можно найти в электронном виде. Выдержки из нее цитируются на многих сайтах. Но такую книгу нужно обязательно иметь в своей библиотеке, дома, "живьем", в переплете. Это совсем другое ощущение. Она обязательна к прочтению, если интересуешься Отечественной войной 1812 года, Эрмитажем и его коллекцией.



А это "Дом Грушеньки" на левом берегу Перерытицы.


Дом Голиковых. Тоже на левом берегу  (на набережной Глебова.)


Перейдем Соборный мост и посмотрим на оба дома поближе.

Вид на Перерытицу с Соборного моста.


И вот мы на левом берегу Перерытицы.
Сюда мы попали только в сентябре.
Внизу снимок Дома Голикова с более близкого расстояния. Сейчас в здании находится детский сад "Ручеёк".
Голиковы - богатое купеческое семейство. В Старой Руссе им принадлежал еще один особняк. Чем они торговали, чем известны не нашла. Попалась только одна публикация о драматической судьбе трех женщин из этой семьи.
Сейчас две из них  живут в Германии.





Вот мы и подошли к "Дому Грушеньки".
В этом доме жила Агриппина Ивановна Меньшова, которую хорошо знала семья Достоевских в период своего пребывания в Старой Руссе.
Дом был записан на мать Агриппины Ивановны, Дарью Кузьминичну, богатую мещанку, суровую и скупую староверку, торговавшую сеном и дровами.
Агриппина Ивановна Меньшова, познакомившись с Достоевскими, сблизилась с  Анной Григорьевной, рассказывала ей о своей жизни, делилась заботами. Достоевский несколько лет имел возможность наблюдать ее жизнь. Возможно, от своей жены знал о ее проблемах. Исследователи считают, что из этих наблюдений родился образ Грушеньки Светловой из «Братьев Карамазовых».
Владелицей этого дома на набережной Агриппина Ивановна стала только в 1901 году после смерти матери. В 1909 году она его продала. 52 года он принадлежал их семье.
Сама Агриппина Ивановна умерла в 1915 году.













И напоследок, еще немного снимков Перерытицы, теперь сентябрьских солнечных.








Приложения и литература:

Татьяна Шеломова. 5 ноября 2013 года.

 
   
 
 
 
 
 
  © 2004 -  . ПЕРСОНАЛЬНЫЙ САЙТ ТАТЬЯНЫ ШЕЛОМОВОЙ
 
 
 
 
   
 
home e-mail